+3

Неожиданная коробка. Часть 6: Подарок учительнице


С неба срывался мелкий ноябрьский дождь. Лавируя между лужами, я шёл по улице, по направлению к дядиному дому. Я шёл к нему, чтобы поговорить о дальнейшей судьбе Татьяны Викторовны. Последние события, подтолкнули меня на этот рискованный ход. Риск заключался в том, что в случае неудачи, я мог потерять регулярный секс со своей учительницей. В случае же удачи, получить над ней полный контроль, и единоличное обладание. И если с контролем у меня проблем и так не возникало, то вот с обладанием всё стало не так просто, как раньше. На днях, позорно отсиживаясь в шкафу, я поставил вопрос грубо — всё, или ничего.

Дядя сидел у себя в кабинете, и читал какие-то документы. Я зашёл, и спросил у него, можем ли мы поговорить. Дядя сказал, чтобы я сел в кресло, и немного подождал. Закончив с документами, он снял очки, и спросил чего мне надо. Немного запинаясь, я начал кружить вокруг да около. Первым делом, я припомнил, что у меня скоро день рождения. У дяди своих детей не было, по понятным причинам. Поэтому он часто проникался ко мне отческой любовью, и баловал подарками. Например, когда я был малой, то он мне подарил огромную железную дорогу, а когда уже немного подрос — крутой велосипед. Все пацаны мне завидовали.

Говоря о дне рождении, я намекнул дяде, что хотел бы получить конкретный подарок. И что подарить его может мне только он. Дядя заинтриговался:

— Слушай, Антон, я даже не знаю, что тебе подарить в таком возрасте. Сколько тебе будет?

— Семнадцать.

— Ну, уже большой. Может мотоцикл?

— Было бы круто! — и действительно, было бы круто, если б не Татьяна Викторовна, — но мне другого хочется?

— Ну, машину, я тебе не подарю. По крайней мере пока.

— Да машину я тоже пока не хочу. Тут другое.

— И что же? — он смотрел на меня пытливым, пронзительным взглядом, — говори.

— Тут такое дело... в общем... я хочу женщину.

Общение с Татьяной Викторовной, явно пошло мне на пользу. Ещё пол года назад, я и представить себе не мог, что скажу такое дяде. Тот видимо тоже удивился. На мгновение улыбнулся, и снова стал серьёзным.

— Ах вот оно что, — сказал он и засмеялся. И это был хороший знак, я понял, что на шаг стал ближе к успеху. Дядя поднялся с места, и начал ходить по кабинету. Видимо, он крепко задумался. Остановившись у окна, он посмотрел на меня:

— Ты же понимаешь, что это серьёзный разговор, — и как бы себе добавил, — женщину ему захотелось.

— Я понимаю, но дядя, ты же сам сказал, что я уже большой. Значит можно?

— Оно то, конечно, так. Но...

— Мне не нужна проститутка, если ты об этом?

Дядя уважительно посмотрел на меня. Видимо, только сейчас он догнал, что говорит уже со взрослым пацаном.

— То есть, ты мне предлагаешь, пойти на дискотеку и снять тебе тёлочку?

— Да тёлочку я и сам могу снять.

Наверное, дядя запутался окончательно. Подошёл ближе ко мне, и сел рядом в кресле.

— Тогда что же тебе надо? Не темни. Говори, что у тебя там?

— В общем, мне нужна конкретная женщина. И только ты можешь мне помочь. Пол года назад, отец отправил меня к тебе забрать коробку с вещами. Тебя не было, мне сказали, чтобы я шёл на второй этаж, и там забрал, что мне нужно. Я поднялся, и увидел, как Костыль, и ещё кто-то, насилуют женщину. Мне тогда подумалось, что это проститутка какая-то.

Я запнулся немного, собирая мысли в кулак. Занервничал, и ладошки покрылись потом.

— Может быть. Ну, продолжай.

— Короче, она не проститутка, работает у меня в школе библиотекарем. Её зовут Татьяна Викторовна.

— Хм... может ты попутал чё?

— Нет, не попутал. Она вынужденно устроилась работать в школу, потому как её муж, проиграл тебе в карты кучу бабла. После куда-то исчез, а она теперь расплачивается за него...

Дядя даже в лице изменился, и посмотрел на меня так, что не смотря на то, что он был моим дядей, мне стало не по себе. И уже теперь, я был в шаге от неудачи и полного провала. Напряженная пауза затянулась. Дядя ухмыльнулся, и покачал головой.

— А, вспомнил я эту шлюшку. Да. Хорошая сучка, — сказал дядя, и погрузился в раздумья. Подумав немного добавил, — ну, и дальше что?

— Ну, дальше, я всё разузнал, и развёл её на секс.

— Стоп! Не понял. Если ты её развёл, что тебе от меня надо?

Кажется, опасность миновала, и я почувствовал, что удача опять на моей стороне. Ну, и самая сложная часть разговора была позади, как мне думалось. Осталось развить успех.

— Я так понимаю, что она тебе денег должна. И пока не расплатится, будет служить подстилкой твоим пацанам. А я хочу, чтобы она была подстилкой только для меня!

— Ишь ты какой умный, — дядя растянулся в довольной улыбке, — быстрый какой. Молодец.

Дядя опять впал в думу. На этот раз он так долго думал, что я даже заскучал. Наконец, он заговорил:

— Ты же понимаешь, что там сумма не маленькая?

— Да, дядя, мне потом, больше ничего не надо. Ни мотоцикла, ни машины, я...

— Так, тихо, не перебивай старших, — дядя на меня строго посмотрел, и продолжил, — Сучка она хорошая, и денег стоит больших. Но тут дело не в деньгах. Ты же знаешь, для тебя мне ничего не жалко. Просто подумай об отце, и что будет, если он узнает? Это первое. Второе. Если этот хмырь, её муженёк, захочет забрать её себе назад? И не приведи Господь, застанет вас вместе. Потом школа, мусора! Ты об этом подумал?

— Да, подумал, — с готовностью отвел я, — отец ничего не узнает. Я очень осторожен. Она ничего про меня не знает. С мужем как-нибудь разберусь. Не зря же я на каратэ пять лет ходил. Школу я через пол года закончу. А ещё через пол года уеду учиться в институт. Может она надоест мне, и я её брошу. Но за это время она меня многому научит в постели, чтобы потом перед девчёнками не позориться. Да и не только этому, она, всё таки, учительница...

Дядя молча встал с кресла, и принялся опять ходить по кабинету. Потом пошёл, сел за стол. Одел очки, и продолжил листать бумаги. Я в лёгком недоумении уставился на него:

— Так что ты решил, дядя?

Дядя медленно перевернул очередной лист бумаги, и не спеша, проговорил?

— Ладно. Уговорил. Пусть будет по-твоему. Завтра Костыль всё устроит для тебя.

От радости, я аж подпрыгнул с кресла, со словами благодарности я метался по кабинету, пока дядя не выгнал меня вон. Потом я бежал по улице, шлёпая по лужам, радуясь своему счастью. И дождь, хоть и усилился, казался мне таким приятным.

На следующий день, в библиотеке у меня состоялся короткий разговор с Татьяной Викторовной:

— Ты сегодня свободна?

— Не совсем. Обещали прийти эти двое. Два дня подряд ходят, затрахали уже.

— Я думаю, что не придут.

Она саркастически улыбнулась:

— А если придут?

— Спрячусь в шкафу.

— Может всё таки давай здесь, после уроков?

— Нет. Идём к тебе домой. Это решено. Всё.

На прощание я её поцеловал и ушёл из библиотеки. Возле школы, на дороге, стояла машина Костыля. Я сел в неё, и договорился с ним, что в три часа, он будет меня ждать здесь. После уроков мы ехали с ним по городу. Ему ещё надо было заехать в пару мест по делам. Поэтому он подкинул меня к её дому, а сам сказал, что будет через час, и поехал решать свои дела. Я зашёл к учительнице, она была одна. Спешить было не куда. Сперва она меня накормила, а потом мы вместе пошли мыться в ванную. Часто, после совместных купаний, мы трахались прямо в ванной. Но не в этот раз.

В двери позвонили. Татьяна Викторовна тяжело вздохнув сказала:

— Я же говорила, что придут. Прячься.

— Не бойся. Это не они.

— А кто же?

— Увидишь, это сюрприз.

— Я тебя не понимаю.

— Иди открывай, и сама всё узнаешь.

Татьяна Викторовна нерешительно пошла открывать двери. Я вместе с ней. Учительница открыла двери и замерла на месте от страха. На пороге стоял Костыль, которого она страшно боялась.

— Привет, шлюха.

— Здравствуйте, — еле слышно пролепетала Татьяна Викторовна, — чего желаете?

— Разговор к тебе есть. Иди за мной, — Костыль взял за руку учительницу, и потащил её на кухню. Проходя мимо меня добавил, — а ты подожди в другой комнате.

Они ушли на кухню, дверь закрылась. Подсмотреть и подслушать мне не удавалось. Я буквально прилип ухом дверной щели, но ничего не слышал. Интересный, наверное, у них был разговор. Я так понял, что прежде чем говорить, Костыль решил дать ей в рот. Другого объяснения у меня не нашлось. Я пошёл в большую комнату, и включил телевизор. Но там тоже ничего интересного не обнаружилось. Тогда я решил вернуться к кухонной двери. На этот раз, было слышно, как Костыль что-то рассказывает Татьяне Викторовне. Через две минуты, я услышал, как он меня позвал. Выдержав короткую паузу, я открыл дверь.

Татьяна Викторовна в халате сидела на стуле за столом. Костыль же стоял возле окна. Когда я вошёл, то увидел, что учительница вся сияла. Наверное, Костыль успел ей сообщить о свободе, которую она получила благодаря моим хлопотам. В подтверждение моих догадок, Костыль продолжил наставительное слово:

— Повторяю ещё раз. Всё, что ты должна была нам, теперь должна ему одному, — Костыль тыкнул на меня пальцем, — остальные пацаны тебя ебать больше не будут. Живи спокойно, работай. И будь с Антоном ласкова. Иначе я передумаю, и всё вернётся назад. Поняла?

— Да, спасибо, — чуть ли не плача от радости, ответила учительница, и упав на колени, полезла обнимать Костыля.

— Та не меня благодари, дура, а его. Если бы не он, через месяц поехала бы в рабство за кордон.

Он отошёл от учительницы, и пошёл на выход. Я вслед за ним, провожать. У дверей мы пожали руки, и он ушёл. Дело сделано, и весьма довольный собой, я вернулся на кухню. Татьяна Викторовна встретила меня тёплыми объятиями, она обнимала меня, и горячо шептала мне на ухо слова благодарности:

— Антошенька, миленький, спасибо тебе огромное. Я так тебе благодарна. Так благодарна!

Она ловко скинула с себя халат, и начала медленно опускаться на колени. Приблизительно такой благодарности я и ждал от неё. Стянул с меня штаны с трусами, Татьяна Викторовна взяла в рот мой напряжённый член. Видно было, что она искренне старалась принести мне как можно больше удовольствия. Проделав несколько традиционных трюков, учительница, сделала глубокий заглот. Она буквально проглотила весь член без остатка. Её нос упёрся в мой лобок, а подбородок приятно прижал мои яйца. За то время, сколько я с ней был, такого ещё не было. Она делала просто гениальный миньет. Она, то полностью заглатывала, то полностью выпускала член. Каждый раз, головка члена упиралась в её горло. Я старался как можно дольше себя сдерживать, чтобы растянуть удовольствие. Но как ни старался, оргазм неумолимо приближался. Я смирился с этим фактом, и уже готовился кончить ей в рот, как она выпустила член, и подняв на меня свой благодарный взгляд попросила:

— Антош, выеби меня пожалуйста.

— Ммм... ты так хорошо сосала.

— Отныне, я всегда буду так сосать, — она поднялась с колен, поцеловала меня в губы, и взяв за руку, повела за собой, — пошли, трахнешь меня.

Учительница шла впереди, похотливо повиливая своей шикарной голой задницей. Я по дороге скинул с себя остатки одежды. Мы пошли к ней в спальню. Татьяна Викторовна тут же улеглась на кровать. Она лежала на спине, раздвинув широко ноги. Одной рукой, она теребила свой клитор, а второй сжимала сосок на груди. У меня тут же возникло дикое желание её выебать. Я быстро лёг на неё, она тут же прижала меня к себе ногами. Найти её прекрасную дырочку не составило большого труда, и вскоре, я уже напористо трахал Татьяну Викторовну. Даже нет. Можно с уверенностью сказать, что мы трахались. Учительница активно подмахивала, и возбуждённо так постанывала мне на ухо. Мой расчёт подтвердился. Из чувства благодарности она трахалась намного страстнее, чем из чувства страха. Мы кончили почти одновременно. Отдышавшись, и придя в себя, она поцеловала меня, и шепнула на ухо:

— Ты мой рыцарь.
Понравился пост?
Поделись с друзьями!