0

Жить в ритме БДСМ


Глава первая. Знакомство, Кира и Степан.

Степан оказался в непростой ситуации, он был пьян, хотя выпил всего пару бутылок, но его разум был как будто в тумане, обрывки фраз, мыслей и желание, стойкое и неутомимое желание Киры, её изящных ножек в темных матовых чулках. И это желание порой перебивалось голосом разума, говорящее ему, «Стёпа, что ты творишь? Уходи, беги, любой предлог, но покинь эту квартиру Степа!». Но в один момент Кира невзначай переложила ногу на ногу, из-за чего Степан увидел, что на девушки не было трусиков, и хоть тот факт не был удивителен, но сейчас он чрезмерно подстегнул Степана.

— Кира, Ваши ножки божественны и изящны — Внезапно сказал Степан, чем удивил сам себя.

— Спасибо Степа и я польщена Вашим несколько вульгарным комплиментом — Кира всячески пыталась сыграть недовольство, но не смогла скрыть блеск своих глаз, словно взгляд пантеры смотревших на свою добычу из укрытия, дожидаясь когда жертва совершит ошибку и как дикая кошка Кира вцепится своими клыками в Степана. В прочем, разум Степана страдал от сильнейшего перевозбуждения, алкоголя, его мысли путались и он не смог заметить хитрую пантеру охотившуюся на него.

— Отчего же вульгарным, хотя, не скрою, что Ваши ножки меня несказанно манят.

— И что бы ты Степа хотел бы с ними сделать? Может поцеловать? — Для Киры началась интрига, настоящая игра и охота, Кира чувствовала Степана, его нить души, его склонность, его слабость, его истинную суть, которая заперта и просится наружу, окруженная желаниями с которыми она так хотела поиграть, с самого первого дня в офисе, как увидела этого статного, хамоватого и эгоцентричного менеджера.

— Кира, я готов целовать песок, по которому Вы ходили — Перебил размышления Степан, желания и намерения которого были уже совсем не скрыты и ясны, выпирали из узких джинс.

— Конечно цитирование строк песни Владимира Макрина как нельзя кстати, но, песок целовать не гигиенично, а вот ножки поцеловать было бы как нельзя кстати — Ехидно произнесла Кира, что оказало на Степана неизгладимое впечатление и вот его желание, его мысли, все, о чем он только мог думать последние минут сорок прямо сейчас осуществится, он хотел было взять ножку Киры, но та лишь его оттолкнула.

— Нет, нет, Степочка, нельзя так варварски брать мои чудесные ножки, давай на коврик, на коленки и мои ножки в твоём распоряжении.

По непонятной Степану причине, а этого он не ожидал сам от себя, он сполз с дивана и встал перед Кирой на колени. Для Степана это было не типично, если учесть, что когда его бывшая девушка просила помочь ей снять сапожки, Степан приходил в неистовое раздражение и упрекал девушку мол нашла себе раба. А сейчас он на коленях, смотрит снизу вверх на Киру, её стройные и изящные ножки, окутанные в матовые и такие манящие чулочки, которые уходили вверх, к подвязкам и к самому сокровенному, чего Степан не мог увидеть, так как ножки Киры были сложены друг на друга и перекрывали Вид, но Кира знала, чего хочет Степан и что вызывает его интерес.

Кира протянула Степану свою левую ножку и вытянула в носочке, ей не нужно было ни чего говорить, этот властный и хищный взгляд, Степа наконец то ощутил его и не мог ему сопротивляться. Взяв ножку этой хищницы он нежно поцеловал её и было хотел опустить но Кира его остановила.

— Степа, я сказала прекращать? — Властный и надменный тон ввел Степана в замешательство и в тоже время дико возбудил.

— Нет Кира...

— Для тебя Кира Андреевна Степочка — Перебила его Кира, она ощущала уже зуд в зубах, еще немного, один небольшой толчок и Степа пойдет к ней, прямо в ловушку Хищника.

— А теперь продолжай и не останавливайся пока я не прикажу

— Хоро...

— Слушаюсь Степа, так отвечают вежливые мальчики — Перебила не дав договорить Степану Кира.

— Слушаюсь Кира Андреевна — С некой робостью, но, с явным желанием сказал Степан.

— Хороший мальчик, продолжай — Скомандовала Кира.

Степан начал целовать ножки Киры, как будто это было самое дорогое и ценное сокровище в этой жизни, ножки Киры Андреевны, ножки Киры Андреевны, повторял про себя Он. Кира сняла с одной ножки чулок и протянула её Степану, это был вызов, нежная кожа, такая приятная и немного прохладная, он поцеловал её и как только губы коснулись её мягкой кожи волна возбуждения прошибла Степана с ног до головы, чем утратил последние крупицы контроля.

Кира отодвинула ножкой Степу и удалилась в другую комнату, оставив его одного с самим собой. Сейчас он не был собой, точнее не тем кем обычно, он сгорал в желании и диком возбуждении, бабник каких поискать, но сейчас все было иначе, ни одна другая девушка так сильно его не возбуждала. Кира, высокая, с божественными ножками, немного мулатка, с упругой грудью уверенного второго размера, а её глаза, они словно смотрели в глубину твоей души. Он так и остался на полу и думал, пытался осознать, а скорее даже насладится этим мгновением, до того момента как вошла Кира.

Вернувшись, Кира держала в руках ошейник и поводок и протянула его Степану, он был удивлен, а скорее даже ошарашен и плохо понимал, что сейчас происходит и что от него хотят. А Кира знала, она готовилась к этому вечеру и специальное пиво выпитое Степаном было тому подтверждением.

— Озадачен? — Спросила насмешливо Кира.

— Если честно, то очень, что это?

— Твой ошейник и поводок, что же еще? — Кира хитро улыбнулась и посмотрела в глаза, он так удивленно и по щенячьи на неё смотрел снизу, стоя на коленях, весь такой возбужденный и не знающий что происходит и что сейчас делать? И вот, она немножечко раздвинула ноги и приподняла юбочку, Степа увидел самое сокровенное и уже все его внимание было сосредоточено на Кире.

— Все очень просто Степа, оденешь ошейник и получишь эту прелесть — После этих слов Киры, он потянулся было за ошейником, но Кира его остановила — Однако, как ты его оденешь, у тебя не будет слова нет, ты выполнишь и вытерпишь все, что я захочу. Согласен ли ты на это? Если нет, то разойдемся Степа...

— Я согласен Кира Андреевна — Оборвав на полу-фразе решительно ответил Степан и взял в руки ошейник, расстегнув и накинув его на шею он еще немного повозился с застежкой и через минуту стоял на коленях, в ошейнике, на поводке.

— Раздевайся! — Скомандовала Кира и степа стал покорно снимать с себя одежду. Рубашка, брюки, трусы, все полетело на стул, но носки Кира приказала оставить, на её взгляд в ошейнике и в одних носках он смотрелся наиболее жалко, а с другой стороны более вызывающе. Натянув поводок она повела Степу за собой в комнату, покорно подчинившись он последовал за нею.

В голове Степана было буйство, возбуждение казалось было на пределе, хотя основное было дальше, чего он даже и не знал, неизведанность, это его возбуждало, заводило и он по настоящему отдыхал, от извечного контроля на работе и в итоге как следствие в жизни. Ползя на покорно ползя на коленях за своей Доминой, степа себя чувствовал счастливо, чего так не хватало ему последние несколько месяцев.

Войдя в комнату, Кира села на кровать и раздвинула ножки, было достаточно всего лишь указать пальчиком в сторону её киски, что бы Степа все понял. Он подполз на на коленях к её кровати и приник к киске. Постепенно, медленно и аккуратно, кончиком своего языка он начал проходить по каждой складке её половых губ, тонко, словно перышко скользил по ним иногда поднимаясь вверх клитору, обводя языком вокруг него и снова спускаясь вниз. Постепенно его действия стали жестче и быстрее, спустившись к низу он начал проходить по самой кромки дырочки, ведь знал, там больше всего нервных окончаний, и в один момент резко вошел на всю длину языка в дырочку а после, медленно, прижав язык к верхней стенке он начал вытаскивать язык из дырочки. Постепенно его движения начали прибавлять темп и иметь более жесткий и целенаправленный характер, Кире это нравилось, куни был её одной из самых сладких и главных слабостей, пожалуй это было даже на втором месте, а что было на первом, ну дальше мы узнаем мои дорогие читатели.
Работа язычком Степана очень завела Киру, но, ей этого было мало, черт, роковое желание, желание перейти грань, оно будоражило и возбуждало Киру, быть может податься порыву? А что потом? Ставка, ценой которой может быть работа, карьера и что того хуже, свобода. Было бы проще познакомится на сайте, ответить на одно из писем вконтаке, но, дало ли ей это такой драйв, такой азарт, такое наслаждение от открытия неизведанного, желание творца из бесформенного камня сотворить изящную скульптуру с множеством тонких граней.

Кира оттолкнула ногой от себя Степана, от чего тот так нелепо упал на попу, словно карапуз в подгузниках. Степа сидя на попе растерянно смотрел на Киру, которая подвинула в центр комнаты небольшой кожаный пуфик кубической формы.

— Лег живо на пуфик раб! — Степа промедлил, не понимая, что происходит и обращения к нему, для него было пыткой непонимание того, что происходит. Перепады Киры от строгости до нежности терзали разум Степана, но, к его стыду так же и возбуждали. Впрочем, не стоило ему это сейчас обдумывать, Кира подошла и взяв Степана за волосы, потащила к пуфику. Он практически упал на него, оперившись животом на него и твердо стоя на коленях, благо под ними был ковер.

— Лежать Сука! Что я тебе говорила?

— Не знаю Кира Андреевна... — Кира с силой ударила Степу по лицу влупив звонкую пощечину.

— Вспоминай ничтожество!

— Слушать Вас Кира Андреевна... — Еле промолвил Степан.

— Что, что, что? Громче блять! — Она снова отвесила ему Пощечину, хотя и ожидала, что после этого этот мужчина встанет и уйдет.
— У меня нет слова нет и я во всем слушаюсь Вас Кира Андреевна! — Практически прокричал Степан, ожидая получить еще одну пощечину.

— Умница, ты у меня хороший мальчик, очень хороший — От этих слов Степе стало так хорошо, что он как довольный песик захотел помахать хвостом. Черт, что со мной?! Буянило в голове его Я, но, он не мог сопротивляться, ему было безумно хорошо и он был безумно возбужден.

Кира достала откуда то черную маску на глаза и подошла к Степе. sexytales.org Он понимал, что сейчас будет и нервничал, зачем ей это и что будет дальше?!
— Тише, Тише, мой мальчик — Нежно сказала Кира ему, опустившись перед ним на колени, она накинула ему на глаза маску и застегивая застежку сзади тихо и шепотом сказала — Доверься мне мой милый мальчик, сейчас тебе будет очень хорошо...

В глазах была лишь тьма, сердце бешено стучала и в груди была небольшая дрожь и холодок, страх, страх?! Но страх чего? Пытаясь понять свои чувства, ощущения, Степа и не осознал, как Кира уже была сзади его. Она взяла его член и оттащила назад, для чего ему пришлось приподняться. Смазав ручки маслом, Кира начала играться с членом Степы, массируя его и дроча, иногда играясь с яичками. Такие ощущения для Степы были совершенно новыми, нет, он и раньше сам дрочил и ему дрочили, но вот так, стоя раком, оттянутый назад, твердый как ни когда, ни разу.

Кира видела и чувствовала, что парень поплыл, ему хорошо, «ну что же, попробуем», сказала про себя Кира. Легкое и почти уловимое ощущение, приятно, но что это, где это? Пытался осознать Степан, сначала еле ощутимые ощущения, небольшая щекотка и поступательные движения, от основания яичек и вверх, к попке, к попке?

Язычок Киры скользил от основания мошонки и к попке Степана, похоже он уже начинает ощущать и воспринимать новое ощущение. В сомнении? Забавно, хватит прелюдии, язычок Киры стал целенаправленно ласкать анус Степана. Тот в свою очередь попытался встать, «Хватит! Куда пошел?!», сказав про себя Кира оттянула член Степана еще больше назад и практически войдя язычком в его попку прижала его к пуфику.
Степана возмущала моральная сторона этого вопроса, он гетро, ни сантиметра, так сказать, но, ему было хорошо. «Черт возьми! Почему мне так хорошо и приятно, я не могу, я не хочу сопротивляться?!» Вскоре, произошло самое страшное, что подавило последние очаги сопротивления Степы, а именно, от ласк его члена и попки он начал стонать, сначала, это был слабый и тихий, скромный, полный стыда стон, но после еще один, и уже более протяжный.

— Вы посмотрите только, моему мальчику хорошо? — Степа молчал, ему было стыдно и он не знал что ответить. Внезапно, болью и огнем пронзило его левую ягодицу.

— Я задала вопрос Сука! Отвечай живо! — После этих слов вторую ягодицу Степы пронзила новая волна огня и боли.

— Хорошо Кира Андреевна...
— Ого! И от чего моему мальчику хорошо?
— От Вас Кира Андреевна — Новый удар, легкий, но он пронзил все тело, так как был нанесен по яичкам Степана.
— Я задала конкретный вопрос! От чего тебе хорошо сука?! — Теперь ударов было три, легких, но по самому беззащитному месту любого мужчины. — А если ты мне не ответишь, я не прекращу, пока твои блядские шарики не станут как гжель!
— От Вас Кира Андреевна! От того, что вы дрочите мой член... — Выдавил, а сроке как стон, вопль внутри Степа, он произнес эти слова
— Только ли от этого?
— Нет, еще от попки, от ласки моей попки и члена! — Не став дожидаться новых ударов, а скорее желая их предотвратить, практически прокричал Степан.
— Милый, ты умника, молодец! — Нежным и заботливым тоном сказала Кира, что Степану снова захотелось вилять хвостом как собаке, от чего он невольно покачал попой. Стоп что?! Ааааа, что со мной, что со мной творится?! Но, я хочу еще!

Кончать Степе было еще рано, впереди самое интересное, самое сложное, самое желанное, но, и самое опасное. Кира прекратила играться со Степой, от чего тот уже был не доволен, понравилось видимо мальчику ласка его попки. Настала тишина, он мог бы снять маску, посмотреть, подглядеть, но, почему то не мог этого сделать, не мог позволить себе этого сделать.

Вернулась Кира не с пустыми руками, для Степана было не понятно и не постижимо то, что с ним делала сейчас Кира, всего десять слов, десять слов которые она прошептала ему нежно на ушко не давали ему сдвинутся с места, десять этих слов звучащих в его голове... «Доверься мне мой милый мальчик, сейчас тебе будет очень хорошо»... эти слова, делали его абсолютно покорным.

Одев наручи, поножи, она обвязала их веревкой, Кира долго училась техники шибари, и вот, взаимосвязанные узлы, которые нужно просто затянуть. Увы, это не её любимая обвязка сабмиссива, тут скорее техника скрытой фиксации, когда жертва даже и не подозревает, что она уже попала в ловушку. И вот, веревка натянута, руки Степана уходят назад и словно обхватывают пуфик, стопы идут к ним на встречу.

Естественно это шокирует Степана, он не понимает, он не может двигаться, ему жутко не комфортно, руки притянуты назад к стопам, а грудь упирается в пуфик, из-за чего, что бы не было ей больно, ему приходится прижимать к пуфику ноги и стоять на носках, от чего его попка приподнимается а ягодицы раздвигаются.
Идеально, подумала про себя Кира, все вышло просто идеально, попка Степана так вызывающе была задрана вверх и раздвинута. Конечно, он пытался освободится, проверил, может ли опрокинутся вбок, не может, пуфик был низкий и широкий, развязать веревки тоже не мог, чем больше тянул, тем выше поднималась попка и задвигались его аппетитные булочки. В итоге он нашел точку баланса и уже безнадежно зафиксировался так. Кира надела на него кляп и уже он мог только мычать, в его мычании она слышала нотки вопросов, но, не предавала этому значения.
И вот, медицинские перчаточки на руках, смазка открыта и готова к применению, а её славный мальчик прекрасно зафиксирован и покорен, да и не покорным он уже быть не может.

— Знаешь милый, я сейчас много чего делаю не правильно, ты же меня за это простишь?
— Мммм ммм ммм — Лишь вырвалось от Степана.
— Спасибо милый! Конечно, мы должны были почистить тебе попочку, но, сам бы ты этого не сделал, а я свою квартирку пачкать не хочу, так что только так. Но не бойся, все будет хорошо милый мой мальчик.
— Мммммммм! Мммммммм!
— Нет, нет, нет! Не отговаривай, так надо, тебе будет очень хорошо.
— Ммммммммммммммммммм!
— Это что такое?! Тихо! — Она с силой шлепнула Степу по попе, после чего он замолчал, выждав минуту, она продолжила. Смазав пальчики правой руки, она начала наносить смазочку на открытую попку Степана, прямо на его очко. Само собой он сразу задергался и снова начал пытаться вырваться, повторять безрезультатные попутки. Полюбовавшись этим какое то время, Кира, взяла его за яйца и оттянула их вниз, после чего мальчик успокоился.

— Тихо, я сказала! Все, выбора у тебя нет! Расслабься, тебе будет хорошо, в конечном итоге, но, как быстро ты начнешь кайфовать, зависит только от тебя, но кайфовать ты маленькая шлюшка будешь!

После того как Кира смазала хорошенько дырочку Степы смазкой она аккуратно начала входить в неё одним пальчиком, при этом мастурбируя его член. Пальчик вошел легко в горячую попку Степы, его сфинктер то сжимался, то разжимался, он пытался осознать новые ощущения, и чем дальше входил пальчик, тем крепче его сжимал Степа.
— Так, милый, расслабься — Сфинктер был сильной сжат — Расслабь попочку, а то так тебе будет больно!

Степа пытался расслабится, осознать новые ощущения, ему было приятно, его член успешно мастурбировали держа на уровне высокого возбуждения, но не достаточного, что бы кончить. Он ощущал её пальчик внутри, сначала было немного больно, он ощутил как её коготок а потом и весь палец входит в него во внутрь. Нельзя сказать, что это было не приятно или больно, это было необычно, но, инстинктивно он сопротивлялся сжимая попку. Однако, в конце концов он осознал своё положение и все те же десять слов, он попробовал расслабится, чутка разжать попку, после чего внутри него стал ходить пальчик Киры.

— Умница! Быстро учишься милый. Тебе больно?
— Мммм ммммм мммм!
— Так! Я тебя не понимаю, кивни если больно, или помотай головой если нет!

Степа помотал головой, хотя если бы он ею покачал, быть может он спасся бы, но, в этот момент в его попку начали входить уже два пальчика и поступательными движениями массировали его простату. Это не было больно, вход второго пальчика отдался только жесткостью ногтя Киры проходящего через его сфинктер. Сами же ощущения начали приносить удовольствие, давление в попке, ощущение как что-то скользит внутри тебя и как нежно проходит по простате, это ощущение, будто начало оргазма, но ты застыл на нем и оно долго не отпускает тебя, и тебе хорошо, просто хорошо.
Два пальчика попочка Степы принимает хорошо, попробовать ли вставить третий? Не через чур ли это будет? Думала про себя Кира, тем не менее, она решила рискнуть, предчувствие или интуиция, они говорили, что все будет хорошо и попка этого сабенка выдержит.
— Больно милый? — Спросила Кира после того, как вошла в Степу третьим пальчиком. Степа закивал — Сильно больно? — На что тот покрутил головой, ну слава богу, значит играем дальше. Три пальчика, не плохо, очень не плохо для такого новичка.

Степа стал лучше контролировать свой сфинктер и свободно пропускал пальчики Киры, возбуждение, оно заполняла его, это новое ощущения, даже не так, ощущения переполняли его, он пытался познать их, познать себя. Высокомерный тон, ошейник, стоя на коленях и теперь, безвольный, без выбора и полностью покорный, это возбуждало, этим он наслаждался и теперь, по сути, его подчиненная игралась в его попке своими длинными пальчиками. Унижение? Да, он был унижен, он чувствовал себя униженным, но, черт возьми, это так возбуждает, хочу, хочу еще!

Кира вытащила пальчики из его попки и куда то пропала, оставив Степана в связанном положении, одного. Он слышал её шаги, слышал как она вытащила ящик и после закрыло его, снова, её шаги приблизились к нему, она была сзади. Мгновение тишины, возбуждающий страх неизвестного и вот, он ощущает давление на свою попку чего то большого, округленного. Медленно, страпон Киры задвигает сфинктер Степы и входит в него, хорошо смазанный, он скользит во внутрь, от чего его попку начинает словно быть током, сфинктер словно покрывается раскатами молний боли, не сильных, но ощутимых.

— Мммммм!
— Тише, Тише малыш, это всего 3, 5 см, все будет ХО-РО-ШО — Игриво говорит Кира.

Она вытаскивает страпон из попки Степы, а после снова вводит, но в этот раз, не было ни какой боли, только ощущение проникновения и скольжения. Кира начинает трахать Степу, обладать им, жадно держа за бедра она входит в него на всю длину страпона. Это ощущение, эта власть, она опьяняет, о как долго она мечтала об этом, видя, этого самодовольного мужчину на работе, властного, порой злого и с такой манящей попкой, нет, нет, нет! Не было выбора, он стал её, этому было суждено случится и теперь, она его имела, имела как последнюю шлюху и вот, он издал свой первый стон от страпа.

— Да Сучка! Да! Стони! Громче стони! Стони как последняя и самая развратная шлюха!

Степа стонал, ему было стыдно, но, черт, как же это было хорошо, как же это кайфово! Его имеют как последнюю шлюху, как это возбуждает, все, он не сдерживается, он поплыл по волне разврата и кайфа. Да, его трахают, его имеют, как он когда то имел секретарш, в этот миг, кажется, что это было так давно, хотя только вчера он трахал Свету после работы. А сейчас имеют его, и так хорошо, как ни когда и ни с кем, ощущения заполненности, стыда, власти женщины над ним, это опьяняет и сводит с ума, это на столько хорошо, что он стонет как текущая шлюха от большого члена.

Стоны Степы безумно возбуждали Киру, но, она была удовлетворена, она кончила от траха Степана, а он еще нет, хотя, что бы научится кончать от страпона нужно время. Тем не менее, это было сейчас кстати, пока он возбужден, он покорен, а она его фактически изнасиловала. Так что, стоит ему кончить, возбуждение уйдет и волна негатива обрушится как наковальня. Отпускать домой не удовлетворенным тоже не выход... Хоть она об этом и думала, план у неё уже был.

Кира вытащила страпон из попки Степана, большая расстраханная дырочка так сладко смотрелась, ах, она снова начала возбуждаться. Развязав его, она натянула поводок, такой покорный, в маске и кляпе, а в месте под его головой была такая милая лужа его слюнок. Она сняла кляп и Маску и посмотрела ему в глаза, черт, она не узнавала этого мужчину, такой послушный, с истомой желания и похоти на лице, хоть сейчас выставляй на панель.
— Спасибо милый, ты сделал мне Хорошо!
— Очень рад, Кира Андреевна...

— Хороший мальчик! Хочу отблагодарить тебя, но, будет одно условие.
— Как, какое Кира Андреевна? — Черт, он такой милый, спокойствие Кира! Думала она про себя.
— Ты сможешь меня трахнуть, без резиночки и кончить в меня, но, только в попку милый — Игриво сказала Кира.
— Хочу Вас Кира Андреевна!!! Очень Хочу!
— Аха, ха! Очень мило! Но, есть еще одно условие Степочка...
— Какое Кира Андреевна?
— Все очень просто, как только ты кончишь, ты одеваешься, тихо, тихо, без звука и уходишь из моей квартиры к себе домой...
— Но... — Начал было Степан.
— Ни каких НО! — Грозно ответила Кира — Либо так, либо голым из квартиры выкину и без секса! Хочешь так?!
— Нет, Кира Андреевна...
— Тот та же, так что, ты мне обещаешь, как сильней и серьёзный мужчина, что как только ты кончишь, ты одеваешься и уходишь. Ты забудешь все, что тут было и ни кому об этом не скажешь, но, если захочешь еще, придешь сам и попросишь. Согласен?!
— Согласен Кира Андреевна, даю Вам своё слово.

Кира подошла к нему и сняла ошейник, после, она расстегнула трусики страпона, потянув вниз, она сначала вытащил вагинальный плаг и после анальный, страпон и трусики упали на пол. Кира грациозно повернулась, так, что бы подчеркнуть свою упругую, загорелую попку и направилась к кровати. Забравшись на не, она встала на четвереньки, выгнула спинку и задрала свою попку к верху.

Она всегда была такой безумно красивой? Думал про себя Степан, его член стоял колом, он последовал за ней к кровати, забравшись, он нацелился на её попку, и вот, он ощутил как его член проникает в неё, как её сфинктер Давит и окутывает всю его головку и вот он в ней, этот огонь, страсть, желание, он начинает двигаться и... Кончает... Что? Аааа, он слишком был возбужден, слишком долго был на грани, ему хватило всего пары толчков что бы кончит.

Кира это знала и предвидела, посмотрела на Степу, он изменился, черт... Бегство, она спаслась в душе, заперевшись и включив воду, лишь в одной надежде, что бы он тихо ушел.

Она не знала, сколько провела времени в ванной, она обдумывала все, что с ней произошло сейчас, неофит, она изнасиловала не тематика, тем более коллегу, что будет дальше? Она вышла из ванны, в квартире ни кого не было, страпон валялся на том же месте, пуфик был перевернут, психонул видимо, а на кухне горстка смятых салфеток, видимо подтирал попку. Что же будет завтра? Заявление в милицию, арест? Эх, она слишком устала, что бы об этом думать, закрыв дверь, Кира прошла спать, завтрашний день покажет.


Понравился пост?
Поделись с друзьями!