+10

Пока пьяный муж спит


У меня своё дело, на моё ИП работают две бригады отделочников, занимающихся дорогими ремонтами. Всех отбирал лично, многие люди приходят с опытом «домашнего ремонта» — я ничего против не имею, но мне такие не подходят. Мы зачастую работаем с материалами, которые стоят дороже, чем квартиры стандартного класса и качество работ должно быть соотвествующим. Нексолько лет назад к нам устроился парень двадцати двух лет. Зовут его Андрей, показал фотки своих работ. Мой основной мастер Виталий глянул картинки, где-то что-то уточнил. Предложил взять парня с испытанием на один объект. Я дал добро. Через полтора месяца наши работы на том объекте были закончены, Виталий Андрея одобрил. Я долго встречался с клиентом — у нас был уговор о премии, если работы будут сданы досрочно.

Богатые люди у нас прижимистые на оплату труда — могут закупить материалов на миллионы, а за работу платить жмутся. Как-то один миллионер (миллиардер?) из Москвы задержал мне оплату на две недели, говоря, что заплатит, только когда приедет и посмотрит своими глазами на ведущиеся работы. После небольшой конфронтации я своих ребят увёл с объекта. В результате этот болван нанял более дешёвую бригаду отделочников. И, уже через месяц, мне звонил один конкурент, к которому он после них обратился. Звонил уточнить — что там за история с клиентом. Узнав ситуацию, конкурент запросил полную предоплату за работу, причём в двойном размере, так как надо было за предыдущей бригадой всё переделывать. Мне было не жалко, скупых людей надо наказывать. Мне-то что — на жизнь хватает, но моим работягам надо платить зарплату, я полагаюсь на них, а они полагаются на меня.

После сданного объекта я вытряс из клиента премиальные — мы закончили раньше срока, а если бы материалы не шли долго через таможни, то вообще бы управились чуть ли не вдвое быстрее. Раздал денег бригаде. Виталий попросил по такому случаю недельный отгул для парней. Я, прикинув фронт намечавшихся работ, согласился. Мы отметили удачный заработок в ресторане. Кто-то из ребят был с семьями, кто-то с девушками. Андрей, как оказалось, был уже женат. Супругу звали Наталья и она оказалось очень красивой молодой девушкой. В ресторане был небольшой танцпол и живая музыка по выходным. Мы с удовольствием провожали в желудки отличную еду и запивали её алкоголем. Впрочем, я к алкоголю практически равнодушен и пил какой-то прохладительный коктейль. Ребят начало развозить. Кто-то перешёл на кофе или чай, например Виталий, который был своим парням чуть ли не отцом. Кто-то, напротив, решил приспустить вожжи. Так поступил тот же новенький Андрей. Хотя, его больше спаивали новообретённые коллеги из бригады, радуясь пополнению в команде. Наталья пару раз ему шепнула на ухо, что пора бы ему попить кофе и поехать домой. Но Андрей, видимо, не хотел показаться при новых друзьях подкаблучником и продолжал заливать в себя коньяк. Пару раз я ловил на нём недовольный взгляд Натальи. Чтобы немного её отвлечь, я пригласил девушку на танец. Наталья кивнула, бросив раздражённый взгляд на супруга и вышла со мной на танцпол. Девушка из группы исполняла медленную песню. Я взял партнёршу за талию, и мы плавно закачались в ритм музыки. Наталья казалась погрустневшей, и я начал вести с ней небольшую светскую беседу. Девчонка оказалась общительной, но не любила, когда благоверный выпивал. Я её заверил, что Андрей за то время, что у нас работал очень хорошо себя зарекомендовал, а ребята его спаивать не будут. Просто сегодня хотят все расслабиться, потому что пришлось выдерживать очень напряжённый темп работы. Наташа, кажется, стала более расслабленной. Я, меж тем, чувствовал аромат её сладковатых духов и лёгкий оттенок алкоголя, исходивший от её губ. Губы у неё были очень сочными. «Наверное, по современной моде вколола что-то, но очень грамотно, без перебора, выглядит здоровски!» — подумал я про себя. Отметил, что на высоком каблуке она совсем чуть выше меня, грудь у неё упругая, размер больше второго, но до полноценного третьего не дотягивает чуть-чуть. Талия под платьем была очень приятной на ощупь. Пока мы сидели за столом, я её не сильно разглядывал, больше общаясь со своими работниками — я ещё довольно молодой, всего двадцать восемь, а многие из мастеров в моих бригадах мне в отцы годятся. И мне нужно было давать им понять, что именно они работают на меня, а не я их мальчик на побегушках. Но сейчас, во время танца, я немного жалел, что не успел разглядеть ножки моей партнёрши. «За столом их видно всё равно не было, но, когда мы шли к танцполу — мог бы и вперёд её пропустить! Наверняка стройный и точёные». Вместо ножек я любовался её молодым свежим личиком, на котором было совсем чуть-чуть макияжа. Глаза у Наташи были синие, обрамлённые длинными ресничками. Когда она ими хлопала, я сдерживал себя, чтобы не прижать девушку поближе к себе. Отпустив пару более-менее пристойных шуток, отметил замечательные морщинки, которые появлялись в уголках глаз, когда она смеялась. Во время смеха, Наташа отводила взгляд в сторону, и я опускал глаза вниз, разглядывая холмики её груди в вырезе платья. Кажется, она обратила на это внимание, но не отстранилась. «В конце концов, мы же танцуем, а танец — это всегда флирт». Я себя всё-таки сдерживал, хотя мой член давал мне понять, что не против оттянуть мои брюки перед красивой девушкой.

После танца мы вернулись за столик и на этот раз я пропустил девушку вперёд, с удовольствием разглядывая её открытые от середины бедра ножки и, любуясь, как обтягивает платье её аппетитную задницу. Кровь от такого зрелища хлынула к чреслам, и я поскорее примостился за стол. Андрей довольно сильно набрался, но ещё говорил о чём-то с одним из коллег. Наташа что-то шепнула ему на ухо, но тот лишь отрицательно помотал головой. Девушка недовольно поморщилась и, взяв сумочку-клатч, отправилась в дамскую комнату. Я тем временем обсуждал что-то с Виталием. Мастер хотел уточнить в каком районе они будут работать через неделю и что там примерно ожидается. Через некоторое время я отошёл в туалет. По пути заметил, что Наташа стоит рядом с каким-то парнем и оживлённо с ним беседует. Судя по мимике, она встретила знакомого и остановилась с ним поболтать. Я отметил, что парень бросает откровенные взгляды на декольте девушки и её ножки, и ощутил укол ревности. Справив нужду и ополоснув руки, я вышел и глянул на болтающих. Наташа и её знакомый всё так же и чём-то говорили, но девушка уже стояла на полшага дальше от парня, а тот её придерживал за локоть и улыбаясь о чём-то уговаривал. Я замедлил шаг. Судя по жестикуляции, парень приглашал Наташу за свой столик, где сидела молодая компания, но та не соглашалась. Глаза и физиономия молодого человека выдавали в нём выпитый градус. Я подошёл к ребятам и приобнял новую знакомую за талию:

— Наташ, мы будем спрашивать счёт, я вас с Андреем подвезу домой, — мой взгляд спокойно упёрся в парня.

Я с восьми лет занимался спортом, в основном боевыми искусствами. Сначала карате, потом очень долго рукопашным боем, а последний год влюбился в дзюдо. Вдобавок, несколько лет назад, один друг культурист пригласил меня в тренажёрный зал после того, как я посмеялся над его физической функциональностью. Там он преподал мне пару уроков по работе с весами, и я начал не только уважать грамотных качков, но и сам стал гораздо больше внимания уделять своим внешним параметрам. Поэтому, хоть я и не был большим быком, но плечи и грудь, вкупе с уверенностью в собственных силах, обычно помогали избегать физических конфликтов с придурками. Так случилось и на этот раз. Хоть парнишка и был разгорячён алкоголем, но мой твёрдый взгляд и уверенное поведение заставили его убрать руку с Наташиного локтя.

— Здрасте, — я не ответил на его приветствие, а чуть склонил голову, разглядывая девиц у него за столом.

«Мда... лучше бы меня на такой бл*довник пригласил. Там вроде не всем ещё двадцать исполнилось, а одежды на них немногим больше, чем на новорождённых». Наташа смущённо кивнула:
— Да, спасибо, Владислав. Пока, Паша, — она прошла мимо знакомца.

Я же, проходя мимо него натолкнулся на нарочито выставленное плечо засранца. Ну как «натолкнулся» — я пошёл дальше по своей траектории, а его немного развернуло назад. Паша нетрезво качнулся и махнул рукой, ловя равновесие. Однако, он задел проходившую девушку-официанта и перевернул её поднос с бокалами.

— Бл*дь! — Паша оглядел свою руку и переступал над разбитым стеклом.

Я смерил его холодным взглядом и спросил:

— Ты не поранился?

— Нет.

— Хорошо. Не забудь заплатить за ущерб от своих рук, — я смотрел ему прямо в глаза и чувствовал, как начинают почёсываться кулаки и я равзернулся к нему всем корпусом.

В этот момент женские руки взяли меня под локоть.

— Д-да, я понял, — Пашино лицо начало покрываться пятнами. К нему подошла администратор.

Я повернулся к Наташе и накрыл её руки своей ладонью:

— Всё хорошо?

— Да. Всё в порядке. Я просто... Подумала, что вдруг вы из-за меня подерётесь, будет совсем не хорошо тогда.

— Да ничего, в конце концов за красивых девушек стоит драться.

Наталья покраснела и смущённо отвела глаза, но я успел заметить на её лице улыбку. Мы шли к столику под руку, но за несколько метров она меня отпустила. Я хлопнул в ладоши, привлекая внимание коллег:

— Так, друзья, с вами хорошо, но дома лучше. По последней и не забудьте закусить. Я спросил счёт.

— Так мы пока счёт несут успеем как раз! — парни разлили по рюмкам коньяк и дёрнули.

Андрей говорил уже очень невнятно, хотя и пара моих парней тоже были очень уж «в кондиции». Виталий разлил по рюмкам остатки коньяка, а после этой рюмки, со словами «Не пропадать же добру!» разлил и остатки виски. Алкоголь был выпит, еда почти вся съедена. Виталий поддерживал одного из парней — Олега. Его девушка уже вызвала такси, и мы шли к парковке. Я и Сергей вели Андрея под плечи, так как он сам едва передвигал ногами. Серёга тоже сильно шатался и больше мешал, чем помогал. Но он, по крайней мере, двигался самостоятельно. Рукой я нащупал в кармане брелок и щёлкнул замком. Андрея уложили на заднее сиденье. С ребятами ударили по рукам, девушка Олега поцеловала в щёки жён наших ребят. Виталий запротестовал:

— Что за дискриминация? Мы что, лысые что ли? — мы рассмеялись, так как мастер и правда был лыс.

Девушка Олега с улыбкой чмокнула в щёку его и Серёгу. Подошла ко мне и тоже клюнула влажными губами в щетину, при этом она стрельнула глазами в стоявшую рядом Наталью, и я уловил подозрительный прищур. Виталия везла жена и Серёгу с его женой они забрали с собой.

— Садись впереди, — я провёл Наташу за талию к пассажирской стороне и галантно открыл перед ней дверь машины и подал ей руку.

Наташа приземлилась в кресло, чуть сжав мои пальцы. Я же заметил под коротким чёрным платьем тёмный треугольник её кружевных трусиков. Меня остро кольнуло возбуждение, и я не сразу закрыл дверь, а провёл рукой по оголённому плечу девушки. Проходя перед капотом, отметил, что та улыбается, глядя себе под ноги.

— Владислав, а почему вы один?

— Зови меня Влад, хорошо?

— Мм... Хорошо. Влад, а почему вы один сегодня?

— И на «ты», хорошо? — я улыбнулся, выворачивая со стоянки.

— А ничего так? Вы ведь Андрея начальник?

— Сегодня ведь нет. Сегодня я просто твой и его водитель, — я специально назвал их раздельно.

— Хорошо, — девушка улыбнулась, — Так почему ты сегодня один был в ресторане?

— Я был с тобой вообще-то. Помнишь, мы танцевали?

Наталья зарделась, но было видно, что ей приятен флирт.

— Ты не женат?

— Нет. Я как-то предпочитаю быть свободным.

— И... тебе не одиноко? — я прикинул варианты ответа и выбрал:

— Иногда всем бывает одиноко, — Наташа покосилась на безмятежно спящего мужа на заднем сиденье и тихо согласилась:

— Да, это точно.

— Давно вы женаты?

— Три года. В институте ещё.

— Сокурсники?

— Мы ещё в одной школе учились.

— Ого, так это школьная любовь? Здорово. Мои друзья начали встречаться в последнем классе, но продержались всего три месяца.

Наташа помедлила, а потом сообщила:

— Ну... вообще... это брак по залёту должен был быть. Но на шестом месяце у меня выкидыш случился.

— Ой, прости, что затронул это, — девушка успокаивающие покачала головой:

— Нет, ничего. Мы с Андреем успели расписаться и решили, что не будем разводиться. Всё равно встречались, так стали жить вместе. С детьми, правда, решили повременить, пока на ноги встанем.

— Понимаю, это ответственное решение, — меня в груди кольнуло от мыслей о своём ребёнке, но я отогнал сейчас эти мысли.

Мы ехали, слушая негромкую музыку. На подъезде к их улице, Наташа начала меня направлять. При повороте в их двор, я вытянулся в кресле, делая вид что, прикидывая траекторию и положил свою руку на обнажённую коленку девушки. Немножко сжав её, я не ощутил попыток освободиться. Повернувшись, я улыбнулся:

— Ой, извини, промахнулся, — Наташа ответила мне улыбкой.

— Да ничего.

Я убрал руку, при этом проведя ею вверх по бедру, даже немного задрав краешек платья.

— Где здесь можно встать?

— Вон там! — Наташа вытянула руку через меня, указывая на пустое место под деревом, — Там обычно мы встаём, но сейчас машину отдали на сервис.

Я повернулся. Её рука ещё была вытянута, и Наташино лицо оказалось ко мне настолько близко, насколько позволял ремень безопасности. Я потянулся к ней и нежно чмокнул в щёку. Она смущённо улыбнулась и потёрлась щекой о моё лицо. Её рука опустилась мне на плечо и была там, пока я парковался.

Они жили в двухкомнатной квартире на седьмом этаже. Погрузившись в лифт, я прижал Андрея к стене. Он что-то пьяно пробормотал. Наташа глянула на мужа и отвернулась к дверям. Мои глаза снова пробежались по её ножкам до попы. «Чуть широковатая, очень женственная! Икры обалденно выглядят на каблуках». Я уже хотел протянуть руку и обнять Наташу за талию, но тут лифт остановился и двери открылись. В квартире Наташа разула Андрея, пока я стоял с ним на руках и расшнуровала меня. Я скинул туфли и занёс её мужа в небольшую светлую спальню. «Так, тут он с ней спит». Мне в глаза бросился шёлковый халатик в азиатском стиле. Наташа попросила уложить благоверного на кровать и побыть на кухне:

— Я напою тебя чаем, — при этом у неё на щеках появился румянец.

Я поставил воду в чайник и подумал: «Ну вот. Девушка уже наверняка готова к продолжению нашего знакомства». Я слышал копошение в спальне и закатал рукава рубашки, обнажив руки до локтей. Наташа вышла ко мне на кухню, и я не сдержал возглас:

— Вау! — девушка довольно улыбнулась и подняла руки, заправляя свои каштановые волосы в хвост на затылке.

Наташа переоделась в тот самый шёлковый халатик, но, к моему огорчению, одела короткие шортики, выглядывающие из-под краешка ткани. Но всё же, теперь я видел её ножки гораздо более оголёнными, чем раньше, а шёлковая ткань так мягко облегала плечи этой девушки, что в моём паху началось шевеление.

— Влад, ты пьёшь зелёный или чёрный?

— Сегодня пусть будет зелёный.

Девушка заварила чайничек и поставила на стол две кружки. Она достала из холодильника лоток с тирамису и подала мне вилочку.

— Ум... Вкусно, это что, домашнее? — холодный десерт таял во рту.

— Да, я люблю готовить сладкое, — Наталья сидела рядом, облокотившись одной рукой на стол и оперев на кулачок подбородок.

Мы с ней немного поговорили и скушали отменный тирамису, запив его чаем.

— Может покажешь вашу гостиную? — Наташа опустила глаза и снова покрылась румянцем.

— Проходи туда, я пока чашки сполосну.

«Разумно, чтобы с утра мужу не объяснять, что угощала его шефа сладеньким!» Я улыбнулся своим мыслям и уселся на диван в зале. Ремонт был добротный, видно, что Андрей старался на славу. Меня даже кольнули угрызения совести, но потом я подумал о девушке в шелковом халатике, что сейчас прятала следы моего присутствия на кухне и ощутил приток крови в штанах.

Она села рядом со мной, поджав под себя одну ногу. Я положил руку на спинку дивана, и Наташа опёрлась на неё плечом.

— Ты... тебе не поздно?

— Нет, я могу ещё побыть с тобой сколько хочу. Меня дома никто не ждёт.

Она отвела взгляд и сказала:

— Да, я понимаю. Иногда тоже чувствую себя немножко одинокой.

— Андрей мало внимания уделяет?

— Ну... он в последнее время напряжение больше пивом снимает, чем... чем женой занимается, — я догадался о каких занятиях идёт речь.

— И давно?

— Ну это не важно.

— Скажи.

— Нет, я не буду говорить сколько.

Мы помолчали. Я положил руку ей на колено.

— У тебя очень красивый халат.

— Спасибо, — её голос немножко охрип.

— И глаза. Во время танца ты меня ими заворожила, — Наталья улыбнулась и опустила взгляд в небольшой вырез халата.

— То-то ты свои глаза всё время в другое место переводил.

— Ты меня поймала! — я повёл рукой по её бедру.

Наташа подняла голову и посмотрела прямо на меня, при этом эффектно взмахнув ресницами. В синих глазах был небольшой страх. Я взял девушку за руку и потянул на себя. Наталья подалась мне на встречу, но я откинулся на спину, и она по инерции оказалась надо мной. Я отметил, как она взволнованно сглотнула. Своими руками я держал девушку за тонкую талию и старался не тянуть её на себя, хотя мне до дрожи хотелось уже ощутить её тело на себе. Мы лежали так несколько секунд, разглядывая друг друга. Вот она переставила руки поудобнее и плавно опустилась. Мягкая грудь коснулась меня через шёлк халата и хлопок моей рубашки. Я опустил руки ниже, почти касаясь её ягодиц и мягко поглаживал девушку. Наташа прижалась щекой к моей щетине, и я чувствовал, как её дыхание щекотит моё ухо. Ножки девушки лежали между моих, и я уже не сдерживал эрекцию. Мой член явно упёрся в неё через ткань. Наташа чуть пошевелилась, устраиваясь выше. Теперь я ощущал головкой ложбинку между её ног. Девушка приподняла голову и поцеловала меня в губы. Я наслаждался мягкостью её губ, а потом ощутил, как влажный язычок скользнул в мой рот. Пососав его, я прикусил её губки и позволил моим рукам уже сжать наконец эти вожделенные ягодицы. При этом, я вжал девушку сильнее в свой член. Из Наташи вырвался истомный вздох.

— Влад... мы правда сейчас это сделаем?

— Обязательно.

Губы снова нашли губы. Я мял её попу, иногда поглаживая через мягкую ткань шортиков. Мой член уже начал изнывать от трения через одежду, и я направил руку Наташи к нему. Девушка не отрывалась от моего рта и просто немного сжала его, будто не уверенная, что стоит идти дальше.

— Ты предохраняешься?

— Д-да.

— Мне можно будет кончить в тебя?

— Мы... Обычно, Андрей ещё презерватив надевал, чтобы наверняка, — её синие глаза смущённо смотрели на меня.

— Так мне можно будет кончить в тебя? — девушка сглотнула слюну и тихонько кивнула.

— Да. Тебе можно.

Мы снова целовались, а мои руки оголили плечи девушки, всё больше обнажая полушария её груди. Своими ручками Наташа наконец начала расстёгивать мою рубашку, и вскоре мы приподнялись, чтобы избавить меня от неё. Девушка нежно водила руками по моему торсу. Я же стянул халатик совсем до локтей и теперь мог прижимать к себе налитую грудь. Мои губы ласкали шею томно дышавшей красавицы. Она стянула с волос резинку и тряхнула головой, развевая густые каштановые волосы. Я взял в рот один из сосков и засосал его, играясь с кончиком языком. Руки Натальи расстегнули мой ремень и занялись ширинкой. Я помог расстегнуть пуговицу на внутренней стороне брюк. Потом я развязал пояс её халата и распахнул полы. В пупке сверкнула синяя искорка пирсинга. «Под цвет глаз», — отметил я про себя. Наташа запустила руку мне в штаны и потирала член через трусы, пока я продолжал целовать её тело. Бархатистая кожа покрывалась мурашками от прикосновений моих рук. Вот, наконец, Наталья вытащила мой член наружу и слегка растёрла его своими горячими ладошками. Я поднял голову и зафиксировал долгий поцелуй на её губах. После того как я отстранился от неё, она провела руками по моему телу, а я надавил на её голову вниз. Наташа послушно подалась телом назад и теперь её голова приблизилась к моему паху. Руки девушки потянули мои штаны вместе с трусами вниз и оставили их на уровне колен. Она поцеловала мой живот, при этом мой член коснулся её шеи. Наталья потёрлась об него щекой и взялась за ствол рукой. Она замерла на секунду, будто боясь решиться. Я подал тазом ей на встречу. Сначала её голова отдёрнулась, но тут же опустилась вниз. Мягкие губы поцеловали головку и пошли ниже. Дойдя до яиц, Наташа пошла по стволу сбоку и теперь подключала к поцелуям язык. Я поправил её волосы, чтобы они не лезли ей в рот и не мешали мне любоваться тем, как она ласкает мой член. С другой стороны ствола Наташа уже шире раскрывала губки, водя членом между ними. Снова опустившись к мошонке, она теперь провела языком от яичек до самой головки и поднялась ко мне. Мне она показалась немного неуверенной.

— Ты не часто делала Андрею минет?

— Да... Как-то и раньше муж не заставлял, а теперь вообще почти не спим с ним.

— Мне очень нравится, как ты меня ласкаешь.

Я поцеловал её и совсем избавился от брюк. Мои руки поигрались с Наташиной грудью, пока она снова целовалась со мной. Потом я провёл ладонями по её телу, наслаждаясь гладкостью кожи, и я снял с неё шортики. На Наташе были кружевные тёмно-фиолетовые трусики, и я начал гладить её киску через тонкую ткань. Мы сели боком друг к другу и целовались, прижимаясь телами. Я чувствовал её грудь и одной рукой продолжал массировать писечку чужой жены. Её поцелуи стали более страстными, язык настойчиво пробивался как можно глубже мне в рот, губы требовательно засасывали мой язык в себя. Ткань трусиков намокла, и я решил избавить Наташу от них. Теперь я мог ощущать её коротко подстриженные лобковые волосы и более активно массировать влагалище девушки. Подушечками я иногда задевал её клитор и поглаживал его влажными от Наташиных выделений пальцами. Дыхание девушки стало глубже, одной рукой она подрачивала мой член, а второй прижимала моё лицо к себе, чтобы я целовал её шейку и ключицы. Я уже запускал пальцы в её лоно, прокручивая ими там в разные стороны, чтобы предварительно растянуть. От этих манипуляций Наташа иногда издавала тихие стоны. Через некоторое время я почувствовал, что она сводит бёдра вместе. Наталья откинула голову назад, её рука замерла на моём члене. Глаза были закрыты, ноздри затрепетали. Я активнее задвигал пальцами у неё внутри, а губами взялся за сосок. Наташа затряслась в конвульсиях экстаза. Убрав руку с моего члена, она взяла себя за свободную грудь и сжала сосок. Тело подавалось навстречу моим пальцам и вот раздался тихий протяжный стон. Я продолжал поглаживать её писечку, ожидая, когда Наташа придёт в себя. Вот глаза открылись, она прижала своё лицо к моему телу.

— Боже... как хорошо, когда это не я сама делаю.

Я поцеловал её и ещё немножко поигрался с вагиной.

— Наташа, спустись вниз, — моя любовница послушно встала на колени на пол.

Я стянул её волосы на затылке в кулак и с силой притянул к паху. Мне нравится именно трахать девушек в рот. Я могу быть нежным любовником, но, когда мне отсасывают я люблю именно доминировать над любовницей. Наташа послушно качала головой в задаваемом мною темпе. Её губки плотно обхватывали головку, но глубоко погрузить член в её рот не получалось — она упиралась руками в мои бёдра и не давала мне трахнуть себя поглубже. Тем не менее я начал постанывать от удовольствия.

— Да, Наташенька, ты прекрасно сосёшь у меня член, — слыша такие поощрения, она более старательно начинала двигаться головой, насаживаясь ртом на мой ствол, — Ум... Как обалденно...

У меня в голове всплыл этот её знакомый Паша из ресторана: «Да уж, обломил я тебя знатно. Соска она не самая умелая, но зато старательная. Да и на лицо посимпатичнее твоих шмар будет». Мысль о том, что Наташу сегодня клеил какой-то старый знакомец, а я эту девушку увёл, меня здорово возбуждала.

— Можешь поцеловать? — хриплый голос моей соски отвлёк от мыслей. Я так же за волосы откинул её затылок назад и смачно поцеловал в губы:

— Так?

— Ещё, пожалуйста, — она тяжело дышала, а в глазах были огоньки.

Я не отпустил её волосы и поцеловал уже более страстно. При этом, я крутил зажатый в кулаке хвост так, что Наташа иногда постанывала от боли. Но меру я знал и старался не переусердствовать. Закончив с нежностями, я поднялся с дивана и чуть потянул Наталью вверх, заставив оторваться ягодицами от пяток. Мой член ткнулся ей в губы, и она рукой поправила его, загоняя в рот. Теперь я мог двигаться ей на встречу тазом и, одновременно натягивать голову на свой болт. Наташа держала ствол моего члена рукой, так что, амплитуда проникновения всё равно была ограничена, но всё равно — проникал я достаточно глубоко. Фактически, я теперь полноценно трахал Наташу в рот. Думая о её муже в соседней комнате, о неудачливом ухажёре из ресторана, я возбуждался всё сильнее. Вот, горячие волны пошли вверх по моему телу. Щёки раскраснелись, дышал я как паровоз. Наташа тоже шумно сопела и чмокала губами, чувствуя, как я трахаю её в ротик. Я отвёл её руку со ствола и завёл себе на ягодицу. Также поступил со второй рукой. Но до упора пока не входил, просто продолжал двигаться, по чуть-чуть проникая глубже. Ощущая, что больше не в силах сдерживаться, я взялся свободной рукой за подбородок и чуть приподнял её лицо к себе насколько мог:

— Помни, я люблю тебя.

Наташа моргнула и стала активнее насаживаться головой на мой член.

— Ааах... — я не стал больше сдерживаться и выдал залп спермы в её глотку.

Я крепко прижал Наталью к себе, одновременно мощно подав тазом вперёд и проник наконец ей прямо в горло. Она поперхнулась и попыталась рыгнуть, но сделать это с членом в горле не получалось. Нос девушки упирался мне в лобок, руки сжали моя ягодицы. После первой волны оргазма я сжалился и немного вынул свой член, оставшись у неё во рту. Наташа хотела совсем освободиться, но я не дал, продолжая трахать её. Сперма продолжала вылетать из ствола, и моя любовница закашлялась, давясь моим семенем. Я ощутил, как влажная слюна смешивается с моими выделениями и обволакивает мой член.

— Ох... Наташа... Я и не помню, когда так кончал.

На глазах у девушки были слёзы, дыхание сбито, тушь от вечернего макияжа потекла, образовав тёмные круги вокруг глаз. Но услышав мои слова она попыталась улыбнуться. Я заметил струйки моей спермы, вытекающие из уголков рта. Наташа попыталась их вытереть рукой, но я снова откинулся на диван и потянул её за волосы к себе.

— Ты... хочешь ещё? — она улыбнулась мне, и я очень серьёзно посмотрел в синие глаза.

— Я хочу тебя.

Наталья вновь склонилась над членом. Я завёл руки за голову, уже не направляя свою любовницу, а просто кайфовал, восстанавливая дыхание. Наташа, тем временем, причмокивала от усердия, тщательно высасывая из канала остатки семени и лаская головку языком. Я иногда вздрагивал, когда было очень щекотно, ведь после оргазма мой пенис стал очень чувствительным, и тогда она щедро смачивала головку слюной. Кровь вновь стала наполнять пещеристые тела, и теперь Наташа работала в большей амплитуде, заглатывая уже почти полностью вставший член. Я решил не дожидаться, когда он полностью придёт в боевое состояние и приподнял её за руки к себе на колени.

— Ох, подожди, я посмотрю, как там муж, — Наталья нетвёрдой походкой ушла к спальне.

Я проводил её взглядом, отмечая, как ягодицы сверкают под коротким подолом халатика. В голове возникла картина, как на супружеской кровати лежит пьяный Андрей, дверь приоткрывается и туда заглядывает его только что отъё*ная в рот жена. Заглядывает как она есть — в распахнутом халате, под которым видны её голые сиськи, сверкая коротко стриженным лобком над влажной щелью влагалища, с потёкшей тушью вокруг глаз, дорожками слёз на щеках и следами чужой спермы на подбородке. Заглядывает туда опасливо, боясь, что Андрей, которого она последние пару раз обезличено назвала «муж», проснётся и прервёт эту состоявшуюся ещё не до самого конца измену. Хотя, почему же не до конца? Она только что брала в рот у другого мужчины, сосала член начальника своего мужа, глотала сперму человека, которого она практически не знала в соседней комнате, пока школьная любовь валяется на их совместной кровати, пуская слюни на чистое постельное бельё. И ей это понравилось. Понравилось, что её хотят, что её считают женщиной, самкой, на которую встаёт член.

Наталья вернулась, на глазах я заметил слёзы.

— Всё хорошо?

— Да, — она села рядом, прижавшись ко мне и я приобнял её за плечи, при этом чуть опустив халатик, — Он крепко спит.

— А ты хотела, чтобы он проснулся?

— Ну... — она запнулась, пытаясь разобраться в себе, — Просто, почему мы с ним не можем так трахаться? Вообще не трахаемся, зачем я таблетки пью?

Я поцеловал её в лоб, потом в носик. Она подняла голову выше, закрыв глаза и я поцеловал её в губы.

— Ты можешь трахаться со мной. Когда ты захочешь.

Наши губы вновь сошлись, и Наташина рука легла на мой начавший было успокаиваться член. Тёплая ладонь вызвала приятную истому. Я оттянул халатик вниз. «Хватит, с Наташей в шёлке я наигрался». Девушка позволила себя раздеть и теперь мы оба были полностью голые. Я ласкал её тело руками и ртом, рукой иногда проникал в Наташину щёлочку, проверяя, как она там увлажняется. Она больше не брала у меня в рот, но мне уже и не нужно было. Член почти полностью встал, и я развернул её задницей к себе. Наташа встала на четвереньки, опёршись руками на подлокотник дивана. Я плавно ввёл свой член в её влажную дырочку. Крайняя плоть совсем оттянулась назад, полностью оголив головку. Снаружи я оставил лишь ствол, совершая медленные движения туда-сюда. Наташа тяжело дышала, прислушиваясь к ощущениям. Я поставил одну ногу на диван и качнулся вперёд чуть сильнее, вводя член дальше. Моя любовница протяжно выдохнула. Мои руки потянули её за тонкую талию на себя и член вошёл во влагалище на половину.

— Ум... — ей было хорошо.

Глаза закрылись, голова опущена вниз — она полностью отдалась на волю любовника. Я продолжал медленно двигаться в её киске, понемногу натягивая Наташу всё больше и больше. Вот мой лобок упёрся в её ягодицы и член полностью погрузился в жаркую дырочку. Она мелко задрожала и издала ещё один протяжный вздох. Это ещё не был полноценный оргазм, скорее проявление морального удовлетворения от того, что её разгорячённую киску заполнил крепкий и мощный член. Я замер так, а Наталья сама чуть отодвинулась и насадилась на мой ствол. Я продолжал стоять, и она сама трахала себя моим членом. Вот её ягодицы требовательно прижались к низу моего живота и чуть надавили, выпрашивая активности от любовника. Я погладил задницу моей новой девушки и начал совершать фрикции. Наташа часто задышала, руки оперлись локтями на диван, голова спрятана между кистей — она полностью отдалась чувствам. Мы соприкасались друг с другом с негромкими шлепками голого тела о голое тело. Я любовался тем, как природа обрисовала её силуэт в такой позиции. Сердцеобразная попка переходила в тонкую талию без складочек, чуть выше спина немного расширялась и были видны краешки её грудей. Хрупкие плечи, стройная шея. Я провёл рукой по спине вдоль позвоночника и с силой несколько раз вдолбил свой член в неё до самого конца, вызвав из её груди приглушённые стоны. Через пару минут я сел на диван и потянул Наталью к себе на колени. Она перебросила через меня ногу и жадно оседлала член. Закрыв глаза и положив руки мне на плечи, Наташа стала двигаться на стволе вперёд и назад так, что он массировал её щёлочку.
Я придерживал девушку за талию, иногда сжимая ягодицы, губами ловил качающуюся передо мной грудь. И не забывал двигать тазом, чтобы она ощущала под собой живой член, а не просто торчащий самотык.
— Наташ, развернись ко мне спиной.

Она услышала не сразу, и мне пришлось повторить. Наталья безропотно слезла с члена и тут же уселась на него снова. Теперь её руки упирались мне в бёдра, и я не мог активно подмахивать ей тазом. Но мне и не приходилось — моя умничка с тихими стонами поднималась вверх и тут же опускалась вниз. Я сидел и придерживал её за талию, наблюдая, как круглая попка взлетает и опускается на меня, скрывая во влагалище член «Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп... «.

— Тебе хорошо? — она чуть повернула голову, чтобы спросить.

— Непередаваемо, Наташенька.

— Мне тоже с тобой таак хорошо...

Она снова отвернулась и продолжила трахаться. Я дал ей ещё минутку, а потом притянул за талию к себе и уложил под собой на диван, лицом вниз. Я входил в неё сзади, приминая упругие ягодицы, раскрасневшиеся от нашей долбёжки. Мои ладони были у неё под тёплым животиком, и она держалась за них своими руками. Лицо Наташа повернула вбок, и я видел её приоткрытый ротик. Реснички подрагивали и лицо иногда морщилось от удовольствия. Я поцеловал её ушко и пососал мочку.

— Ааах...

— Наташа, открой глаза, — мне захотелось увидеть эти синие искорки.

Её взгляд был затуманен и в них было столько умиротворения и покорности, что я не выдержал и начал трахать её активнее.

— Ох... д-даа... Д-да... тише... д-да... Ещё... д-да... вот так... — похоже, что она подходила к оргазму, — Ааа... Ааа... аааа... даа... Аааа... аааа...

Наташа сдерживала громкие стоны, но совсем молчать не могла. Вот она отвернула лицо и уткнулась им в подушку дивана под собой, тело забилось в конвульсиях. Наталья подтянула ноги к себе и мой член выскочил из содрогающейся киски, но я всунул ей во влагалище сразу четыре пальца и задвигал ими внутри.

— Ааааа!!! Уммм... — из её груди всё-таки вырвался громкий стон, который она тут же попыталась приглушить. Мои пальцы были совсем мокрые от выделений любовницы, из влагалища начала брызгать жидкость и разлетаться от движений моей руки.

— Умм... уууммм... ммм... — Наташа мычала и содрогалась от оргазма, завалившись на бок.

Вот дыхание начало выравниваться, тело стало успокаиваться, дрожь отпускала. Я вынул руку из Наташиной вагины и поглаживал её половые губки снаружи.

— Влад, — она тихо позвала меня, не открывая глаза, — А ты кончил?

— Нет ещё, ты сейчас отдохнёшь, и я продолжу тебя трахать.

Она кивнула, всё также с закрытыми глазами. Я навис над ней и нежно поцеловал в губы.

— Наташ, открой глазки, я в них влюбился, — она улыбнулась и наградила меня нежным взглядом, — Вот эти лютики.

— Почему лютики?

— Ну они у тебя такие синие, — Наташа тихонько рассмеялась.

— Синие — это васильки.

— Да? Ну ничего, я запомню.

Я провёл рукой по внутренней части её сведённых бёдер, и Наташа призывно раскинула ноги, задрав их повыше.

— Готова?

— Моя пилотка... всегда готова, — она произнесла эти слова тихо и будто стесняясь, но я улыбнулся, поощряя её пошлость и поцеловал мою малышку взасос.

Член мягко скользнул в тёплую вагину и заскользил, купаясь в выделениях женского тела. Наташа обнимала меня, тихонько дыша на мою щёку и поглаживала мою спину. Я уже не изучал руками тело моей любовницы, понимая, что она вся моя и я ещё не раз успею насладиться ею в постели. Теперь я просто сосредоточился на своём члене и тех ощущениях, что испытывал. Жидкость внутри обволакивала ствол и головку, стенки влагалища немного сокращались.

— Теперь твоя пилотка и правда мне принадлежит.

— Да... Вся твоя...

Я снова подумал о её муже и Паше. Улыбнулся, представив, сколько парней хотели бы трахнуть эту девчонку. «А досталась она мне!». Яйца начали знакомо подтягиваться, готовясь выплеснуть новую порцию спермы. «Сегодня пятница, вечер. Многие тоже в это самое время трахаются. А кто-то валяется, как Наташин муж пьяный в сопли, пока его благоверную натягивают на свои х*и другие мужчины. Наташе ещё повезло. Наверняка есть те, кого сейчас в несколько стволов пялят». Я задвигался активнее, придавливая любовницу.

— Ум... скоро кончу в тебя.

— Да, как договаривались, — она поцеловала меня и взяла одной рукой за подбородок, глядя мне в глаза.

В них было такое внимание и нежность, что я пожалел о том, что мы не стали трахаться глаза-в-глаза раньше. Но сейчас было уже невозможно сдерживаться, и я чуть приподнялся на руках, громко шлёпая об неё при каждой фрикции. Из Наташи начали снова исторгаться короткие тихие стоны.

— А... а... а... а... а... а... , — лицо моей любовницы напряглось.

«Неужели?». Наташа чуть изогнулась, но на этот раз она не закрывала глаза. Я почувствовал, как мой член начал пульсировать и в это же время её влагалище отозвалось частыми сокращениями. Я исторгал сперму в Наташино лоно, а она благодарно принимала её, глядя мне прямо в глаза и кончая. Наше дыхание изо ртов сталкивалось на полпути и обдавало нас жаром. Я лежал на ней с пустыми яйцами, чувствуя, как она ещё немножко дрожит. Язык облизнул пересохшие губы. Наталья притянула меня к себе и щедро смочила их своей слюной, проведя по ним языком. Я снова облизнулся.

— Тебе хорошо?

— Очень. Теперь нам часто будет хорошо.

— Часто?

— Да, если ты захочешь, — мы поцеловались.

— Влад...

— Что, Наталья?

— Пожалуйста... Пусть это никак не отразится на Андрее.

Я кивнул, всё ещё лежа не ней:

— Обещаю.

Мы ещё поцеловались. Мой член вышел из неё, и я сел, разглядывая это молодое тело перед собой. Наташа не сдвигала ноги и моему взору была открыта её писечка, из которой показалась мутная жидкость. Я приставил к вагине член и немного пропихнул его внутрь, загоняя сперму обратно: «Пусть в ней всё останется». Наталья тихо засмеялась и села, поцеловав меня в губы.

— Ты такой хороший... Я в жизни так не занималась любовью.

— Мне тоже с тобой просто потрясающе было.

Мы ещё немного подурачились, тихо переговариваясь или смеясь. Затем она ушла в ванну привести себя в порядок. Я так и сидел голый на их с мужем диване и разглядывал комнату. Рука непроизвольно легла на член и начала его массировать. Когда Наташа вернулась, он был чуть-чуть окрепшим.

— Ты очень красивая, — моя любовница смыла совсем макияж и теперь стало ясно, что она и впрямь лишь подчёркивала природную красоту.

— Спасибо, — она накинула на себя халат и задумчиво посмотрела на член, — Ты хочешь ещё?

— Пососи мне, пожалуйста.

Наташа послушно опустилась на коленки передо мной и поправила волосы. Рот коснулся члена, и её голова задвигалась. Я положил руку на затылок девушки, но не давил, просто держал её. Я не старался сдерживаться и получал удовольствие от её ротика. Наташа теперь была смелее и вбирала в рот яйца, перекатывая их языком, заталкивала член за щеку и водила им по внутренней стенке.

Я хрипло сказал:

— Наташа, я хочу тебе кое-что сказать и хочу, чтобы ты восприняла это как комплимент.

— У? — мой член она не вынимала, лишь замерла, вопросительно посмотрев на меня.

— Ты потрясающая соска!

По тому, как поднялись уголки её губ вокруг моего члена, как заискрились её глаза и появились морщинки в уголках глаз, я понял, что она искренне улыбается. Наташа лизнула головку и продолжила остасывать мне. Через несколько минут я начал придавливать её, ощущая накатывающую волну. Я кончил, и она старательно всё принимала, придерживая руками вытекающее изо рта семя. Когда мой член освободился, Наташа несколько раз открыла и закрыла рот, перекатывая там мою сперму, проглатывая её понемногу в пищевод.

— Спасибо, тебе, моя хорошая, — я провёл рукой по её волосам.

Наташа, мне улыбнулась и поцеловала в уголок губ. Я неспеша оделся, а она ушла посмотреть на мужа. Потом я услышал с кухни звук закипающего чайника. Выйдя к ней, я принял кружку горячего напитка и обнял её, прижав спиной к себе. Мы так и стояли, глядя в наше отражение в окне и прихлёбывая чай. Наташа иногда потиралась ягодицами о мои брюки. Я поцеловал её шейку и, прикинув свои силы, поставил наши чашки на стол. Я задрал её халатик на поясницу, нагнув любовницу над столешницей.

— Ой, Влад, тут стена через спальню тонкая совсем, — прошептала Наташа.

— Мне всё равно, я хочу тебя здесь.

Я скинул брюки и вошёл в девушку сзади. Член плавно вошёл, я неторопливо тёрся им, погрузившись на несколько сантиметров. Когда стало чуть более влажно я погрузился в любовницу полностью. Руки ослабили пояс халата, и я немного его распахнул, чтобы в оконном отражении видеть сиськи моей девушки. Я задвигался, придерживая её за ягодицы. Наташа подмахивала мне и через отражение смотрела на то, как мы сношаемся. Я не долбил её, чтобы у пьяного мужа в соседней комнате не отложились в голове звуки нашего секса с кухни. Мой член быстро двигался внутри её киски, массируя влагалище. Наталья часто дышала и вращала задницей, возбуждая меня. Моя рубашка взмокла, и капли пота с моего лба капали на ягодицы любовницы. Я растирал их рукой по поверхности её попы и продолжал сношать молодую девушку. Вот, я понял, что могу кончить, но сдерживался, дожидаясь Наташи. Она не заставила долго себя ждать, видимо, ситуация сильно её возбудила, и молодое тело содрогнулось. Спина выгнулась дугой, и я выдал залп спермы, снова заполняя её вагину своим семенем. Я протяжно выдохнул.

— Подожди, не уходи, пожалуйста... — любовница, не разгибаясь, взяла меня за руку и тихонько дрожала на члене.

— Я здесь, не бойся, — я тоже отвечал шёпотом.

Наклонившись, я взялся руками за её грудь и посжимал их, наслаждаясь мягкостью прекрасных сисечек. Наконец, она подалась назад, и мы привели себя в порядок. Я сел на стул, а Наташа уселась на меня, как наездница. Мы целовались не разговаривая. Я поглаживал её тело через халатик, под халатиком. Чай стал едва тёплым, когда мы вроде насытились друг другом. Мы допили его, и Наташа сполоснула кружки. Я в это время обнимал её сзади, прижимаясь к нежному телу.

— Пойдёшь?

— Да. А то никогда не уйду.

Сладкий поцелуй, объятия. Я оторвал её от пола и вынес в прихожую. Здесь я обулся, а Наталья вдруг снова ко мне прильнула:

— Хочешь, я ещё тебе пососу?

— Да, давай.

Девушка опустилась на колени и расстегнула ширинку. Она достала наружу только член, приспустив резинку трусов и начала ласкать меня ртом. Я прижался спиной к стене и опустил голову, глядя в её глаза. «И правда, васильки синие». Визуальный контакт с этой отсасывающей мне девушкой вызывал в моей груди щемящее чувство. Член скоро набух, а через некоторое время начал пульсировать. На сей раз я вынул его изо рта Наташи и приставил к подбородку. Её рукой я подрачивал член, выжимая из него сперму на её подбородок, щёчки, носик, губки. Она водила лицом по стволу, старательно вытирая его об себя. Закончив, я заправил член, а она сказала:

— Сейчас я приду.

Девушка упорхнула в ванную, через минуту вернулась, уже без следов спермы и обвила меня за шею своими руками. Мы ещё стояли в прихожей целуясь и радуясь произошедшему. Я балдел от её горячего тела. В моём телефоне был забит её номер, а в её телефоне мой. Она не стала ничего выдумывать для конспирации, а так и записала меня «Влад. Начальник мужа». Я тоже записал её «Моя любовница».

P. s.: Мы с Наташей встречались ещё больше года, и может я как-нибудь расскажу ещё о какой-то из наших встреч. Я даже влюбился в эту девушку. Андрей около полутора лет назад ушёл от меня, собрав собственную бригаду. Они стали заниматься более простыми ремонтами, и я иногда передавал ему клиентов попроще. Андрей радовался, иногда обращался за советом. Наташа продолжала ему изменять со мной, регулярно приезжая ко мне домой, и каждый раз я поражался, как можно не трахать такую страстную красиву жену. Через некоторое время, я понял, что хочу её постоянно и хотел уже предложить ей совсем уйти от мужа. Но я не успел. В одну из наших встреч, Наталья сообщила, что Андрей предложил завести ребёнка. Для меня это было ударом, и я спросил, не хочет ли она остаться со мной. Наташа попросила неделю на раздумья, но потом мне пришло от неё сообщение: «Прости, любимый». Я только ей ответил: «Я буду всегда тебя помнить... «. Последний раз видел её мельком в одном ТЦ. Всё такая же красивая, лишь попа стала чуть-чуть шире, но от этого даже аппетитнее. Меня тогда прям кольнуло в груди, а она помахала мне рукой и улыбнулась, как старому другу. Но потом она пошла дальше, болтая с подругой и толкая перед собой колясочку розового цвета.
Понравился пост?
Поделись с друзьями!